mrachnaia lichnost

Печатные СМИ. Пациент, скорее, мертв?

Работая в периодическом печатном издании, я, как никто другой, понимаю, что эпоха расцвета бумажных СМИ уже в прошлом. Но отнюдь не цифра вытеснила нас с рынка интересов потребителей. (Именно «потребителей», а не «читателей». К анализу разницы между этими понятиями мы вернёмся чуть позже). Можно сказать, что мы сами выкопали себе яму и упали в неё. Это падение было медленным, но уверенно вниз. Мы разочаровали аудиторию. И нашими ошибками воспользовались «цифровики».

Что же произошло?

Давайте вспомним, что такое окулография. Именно эта наука поможет разобраться в проблеме. Исследования показали, что 75% читателей смотрят картинки. А какие картинки привлекают внимание? Яркие, с нетривиальным сюжетом, с короткими содержательными подписями. Заметьте, я не говорю «цветные». Качественный, выразительный, документальный черно-белый снимок или, понятная на уровне эмоций, двух—четырехцветная инфографика могут с успехом конкурировать в периодике с полноцветным снимками. При прочих равных условиях.

Качество картинок в печатных СМИ существенно ухудшилось.

Современное полиграфическое оборудование дает возможность осуществить самые замысловатые фантазии. Сбывается мечта о цвете. Платишь — желай по полной! И газеты пошли «в отрыв»: подложки, заливки, тени, о-о-о! Эффект 3D! Градиенты! И всё это — на газетной бумаге 100 — 130 lpi.

Редакторы перестали понимать технологию газетного производства. А молодые специалисты-журналисты вообще имеют отдаленное представление о газетном дизайне в целом, и о газетной верстке, в частности. Как, скажите, в этом случае, может возникнуть симбиоз формы и содержания?

Фотографиями перестали заниматься специально подготовленные люди. Доступность цифровой техники привела к тому, что “фоткать” начали все подряд. В большинстве случаев не задумываясь ни о композиции, ни о сюжете, ни о технике. “Живое” документальное фото в СМИ постепенно вытеснили картинки, клипарты, “фотки из семейных альбомов”. На страницах газет все чаще стали появлятся фотографии чиновников, собраний, президиумов.

Я — очень лояльный читатель. Но даже у меня отпадает охота читать материал, когда на полосе красуется “забор из человеков” или “набор зомби в зрительном зале”, а всё остальное пространсво печатного поля состоит из убористого текста, который перестает быть понятным уже со второго абзаца…

Но это уже совсем другая история и следующее размышление…